О КУВАНДЫК.РФ - всё о городе

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Баннер
Баннер
Баннер
Окт
11
Иди с Богом
(1 голос)

     Тамара Ясакова

Жизнь Андрея шла в двух параллельных мирах. В одном – усталая жена, ее   проникающие до самых затаенных глубин глаза, в которые он не мог смотреть спокойно: отводил взгляд, суетился, мельтешил. В другом  измерении – другая женщина, как порыв ветра: то обжигающий, то леденящий, то обволакивающий, убаюкивающий тело и … совесть.

 «Надо будет – отмахнусь», - был уверен мужчина. Только легкий ветерок, наполняемый силой страсти,  незаметно перешел в ветрище, который дул в одном направлении, толкал в спину, не давая оглянуться, развернуться. В любой момент он мог превратиться во всепоглощающий смерч.

После работы Андрей торопился домой, открывал дверь  - ему навстречу, неуверенно перебирая ножками, топотала маленькая дочурка, с восторгом выдыхая недавно выговоренное  слово: «Папа!» Теплели глаза жены.

Чувствуя  свою вину перед ними, он выкладывал вкусненькое для Полины, с готовностью соглашался на все просьбы жены: сходить в магазин, вынести мусор – такие пустяки! Но заканчивался семейный ужин, жена оставалась прибраться на кухне, малышка возилась с куклами, а его, как сквозняком, тянуло то  к окну, то к двери.

В конце концов, стараясь унять внутреннюю дрожь, как бы нехотя снимал с вешалки куртку, пряча глаза, растягивая слова, чтобы не выдать себя, объяснял: «Схожу к Толику. Дело одно надо решить». Медленно закрывал за собой дверь. Но только раздавался ее хлопок, словно преследуемый выстрелом, устремлялся вниз по ступеням, добегал до остановки…

И тут время становилось невыносимо тягучим и липким. В его тягомотине медленно ползли автобусы, пробирались пассажиры, растворялись дома. Андрей выходил из автобуса. Сердце гулко билось. Несколько раз он оглядывался назад – вернуться? Но ветер, как в трубу, затягивал его в подъезд, поднимал на второй этаж и толкал в глянцевую, черную дверь, которая раскрывалась и проглатывала его темной пастью длинного коридора.

И он попадал в поток забвения. Очнувшись, искал глазами часы, отмеривал себе еще пять-десять минут, но тревога нарастала. «Домой! Домой!» Вырывался из объятий. Ругал себя за слабость, снова обещал себе: «Все, это в последний раз было».

 Возвращался домой, прятал глаза. Старался разговором притупить бдительность жены. Говорил  не переставая о работе, погоде, мужиках-сотоварищах. За ночь муть оседала на сердце. Хотелось оправдать себя. Вспомнил популярное у мужиков  – муж уходит, виновата жена.

Но из кухни тянулись вкусные запахи. Накормить мужа завтраком и проводить на работу – святое дело. Андрей сел за стол. Раздражение нарастало. Двинул стулом, крутанул шеей – ворот, как удавка, дышать мешает. «Спал плохо?» - посочувствовала Марина. Андрей резко отодвинулся от стола. Ножки стула взвизгнули, скользя по полу.

 «И чего такую рань встает. Уйти спокойно не дает?!» Сдернул с вешалки куртку, повернулся к двери – толкнуть и уйти, не оглядываясь. Но вдруг по полу зашлепали босые ножки. Обернулся. Сонная, взъерошенная, беззащитная, как воробушек, дочурка стояла рядом с мамой и доверчиво смотрела на него.

 Марина привычно подняла руку, чтобы перекрестить мужа. И вдруг малышка тоже сложила пальчики, глядя на маму, подняла их вверх и старательно провела вверх, вниз, в стороны. «Иди с Богом»,  - пожелала Марина. Дочурка кивнула светлой  головкой.

У Андрея перехватило дыхание. Опустился на корточки, как на колени, прижал к себе теплое родное тельце: «Я вас, только вас люблю. Простите меня!» Сбежал по лестнице, открыл дверь подъезда. Злобный, леденящий ветер с силой захлопнул ее за Андреем. Но мужчина ничего не заметил. Его душа до краев была заполнена раскаянием и желанием отдать душу, сердце, жизнь за эти маленькие пальчики, благословляющие его.

Добавить закладку

Добавить комментарий


Анти-спам: выполните заданиеJoomla CAPTCHA
Баннер
Баннер
Яндекс.Метрика

Последние комментарии


Баннер

Мы в соцсетях

Мы в Инстаграм

Баннер

Бесплатные объявления