О КУВАНДЫК.РФ - всё о городе

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Баннер
Баннер
Баннер
Сен
30
Дорогие мои старики…
(1 голос)

                 Тамара Ясакова

Старики… Как нужны им доброе слово, ласковый взгляд и хотя бы мало-мальская забота. Присмотритесь к ним. Они искренни и наивны, как дети. Но как они нам дороги! Жаль, что часто понимание этого приходит к нам слишком поздно. Прочтите эти невыдуманные рассказы. В них даже имена не изменены. Любите и жалейте своих старичков!

         Приезжайте к нам в Софиевку!

Приболела бабушка Анна. Да так тяжко, что забрала ее дочь Елена к себе в город. Сводила  к врачам. И пришлось старушке лечь в больницу. Никогда раньше не доводилось  ей надолго покидать свое село, дом. Запаниковала Анна, умоляла выписать таблеточки, мази, да с Богом отпустить. С трудом уговорила  ее  дочь полежать хотя бы с недельку. Заверила, что дом будет под присмотром – она обо всем договорилась с соседкой.

 На следующий день Елена пришла проведать больную. Вошла в палату, скользнула взглядом по кроватям и не поняла: «Что с мамой?» Лежала  она, сиротливо  свернувшись калачиком, и казалась совсем маленькой. Лицо сливалось с белой подушкой и проступало слабым серым карандашным наброском. «Мама! Что с тобой?» - бросилась Елена к матери. «Доченька, ты же меня здесь заживо хоронишь. Стены пустые, окна немые, люди больные. Ни взглядом, ни сердцем зацепиться не за что».

 Лена огляделась. И вправду, все обкатано, как яичко, гладко, тускло, блекло.  За стеклом та же серость пасмурного дня. И что можно увидеть в окно третьего этажа, лежа на кровати? Как могла,  успокоила мать и ушла с камнем на душе. «Теперь только через два дня смогу ее навестить – работа, дети. Что делать?»

 Попыталась поговорить с врачом, но та ее не поняла. «Какие претензии? Плохой уход? Не выполняются назначенные процедуры? Недовольны питанием?» Через два дня Елена медленно поднималась по больничной лестнице, со страхом представляя, какой на этот раз увидит маму. «Наверное, ей совсем плохо. Придется забирать. А как же лечение?»

 Около двери палаты остановилась – мамин голос послышался. Был он наполнен  затаенной радостью, звучал плавно, напевно… Так в детстве мама сказки сказывала. «А за селом у нас лесок небольшой. «Круглый куст»  называется. Это Господь на радость людям горстку семян бросил на пустое место. И вырос шатер зеленый. В центре сосенки высокие, рядом березки белоствольные, дальше черемуха, а по краям кустарник-вишарник. А войдешь в этот шалашик, угощенье найдешь – ягоды, грибы, а для радости цветы!»

 Елена приоткрыла дверь. Мама сидела на кровати. Ее лицо светилось счастьем, глаза были прикрыты. Она жила в своем, дорогом ей  мире. Потом встрепенулась, огляделась и радушно обратилась к соседям по палате:  «Приезжайте к нам в Софиевку, увидите, как у нас хорошо да радостно». Больные завздыхали, оживились: «Бабушка Аня, расскажи еще про свое село, оторви сердца и мысли от болезни».

          Не покинь меня, не покинь

Как ни тяжело было деду Василию ноги передвигать, но друга Григория край надо проведать. Беда у него – жена умерла. А уж какая женщина была верткая – все успевала: хозяйством управляла, гостей привечала, дом в чистоте да в красоте содержала.

 Все вроде хорошо. Одно было худо – мужу покою не давала: «Прибей, сделай, сходи, принеси, набери…». Друзья-товарищи к нему придут, и им она дело найдет. «Сначала сено сложите, а потом уж в рюмку глядите». Строгая была! Как жила – горела, так и умерла – не болела, не тлела, отдохнуть присела, а душа возьми да и отлетела из тела.

 Доковылял-таки дед Василий до конца села. Вздохнул тяжело: «Далековато живешь, Григорий». Опять его женушка виновата – простор ей был нужен, чтобы утки, куры, гуси, козлята и прочая живность вольно гуляли. Внукам тоже радость – речка рядом.  Вот и знакомая калитка. Потянул ее на себя Василий, спела она ему песню знакомую. Только на этот раз со вздохом да жалобным скрипом.

 Вошел во двор – непривычная тихая пустота. Где птица? Пошел к дому. Дверь открыта. Опять непорядок, мухи же налетят. Так и есть, жужжат вокруг стола. А Григорий словно и не замечает их. Отмахнется, да снова из чашки что-то хлебает.  «Здорово, друг сердечный!» - громко с порога крикнул Василий. Григорий вздрогнул, засуетился, уронил стул, тяжело шагнул навстречу.

 Усадил друга за стол. Нашлась и наливка из старых запасов. Выпили.  Ослаб Григорий. Не говорил, а выстанывал каждое слово: как тяжко одному, и воля ему не нужна, и все наперекосяк пошло. Птицу распродал да раздал. Боялся, что не справится с таким выводком. Кошка сама куда-то подевалась. Собака то скулит, то воет – всю душу вымотала. Дом, как чужой, нежилой.

Шел Василий домой, а в голове слова Григория молотком стучали: « Не жалел я ее, слово ласковое сказать ленился, ни разу не похвалил ее. А ведь она у меня такая умница и работница была!»

 У дома стояла Глаша – жена Василия. «Ты что так долго?  Обед давно готов. Я тебе твои любимые вареники с вишней приготовила». Сказала и в дом заторопилась на стол накрывать.  У Василия сердце защемило – вдруг у него, как у Григория, такая же беда случится? В страхе перекрестился – отведи, Господь! Вошел на кухню, глянул на свою Глашу и вдруг подошел, ткнулся головой в ее руки: «Глаша! Не умирай раньше меня, не оставляй меня одного. Пропаду без тебя».

           Развод – и все!

Рассорились старички.  А все новые законы виноваты. Получала баба Настя на почте пенсию и за себя, и за мужа своего Ивана.  Все бразды правления в ее руках были. И вдруг объявила почтариха, что деньги будет давать каждому в руки, как государством начислено. И что из этого вышло? Скандал!

 Дед Иван пенсию получил – жене не отдал. Хватит, попользовалась. Его теперь очередь. У него тоже своя нужда в деньгах есть, давняя да желанная – купить бутылочку и с соседом ее приголубить. Раз посидели, второй… Какой жене это понравится? Разогнала их баба Настя, а дед на рожон полез. На кой ляд жена нужна? Пенсию он  получает, на кухне проживает. « Не желаю больше с тобой жить. Не желаю!»  - заявил дед.

Утром старички тряслись в автобусе – ехали в город разводиться. Дед разбуженный ни свет ни заря, продрогший на кухоньке, разомлел от тепла и дремал  то и дело приваливаясь к плечу жены. Та сердито шпыняла его локтем в бок – не на свадьбу собрались!

Загс был в центре города. Идти прилично. Дорога осенняя, скользкая от утреннего ледка. Шли, шли и не заметили, как друг друга под локотки взяли – иначе упадешь. Знакомые встретились: «Куда идете?» - спросили. «Разводиться!» - решительно ответили старички, крепко-крепко поддерживая друг друга.

  Добрались до здания администрации. А тут им новое испытание – ЗАГС на четвертом этаже. Жениться - не трудно, разжениться – нудно. Стали взбираться, как альпинисты в одной связке: друг друга со ступеньки на ступеньку вытягивают. Деду совсем плохо стало – выпивки, голый чаек, да недосып в холодной  кухоньке сказались.  Рот открыл, как рыба, воздух хватает, задыхается. «Господи! Помрет ведь!» - испугалась бабка.

 Усадила его на ступеньку, куртку расстегнула, платком обмахивает: «Дыши, дыши, Иван!» А деду, видать, совсем плохо: в кармане шарит, деньги протягивает: «Похоронишь меня». Посмотрел прощальным взглядом, как баба Настя его  деньги в сумку прячет, и добавил: «С музыкой! Оркестр клубный позовешь, заплатишь».

 Тут уж бабулька не на шутку испугалась. А кто весной будет огород копать, по хозяйству где, что подладить, с внуками на рыбалку сходить. Благо, женщина по лестнице поднималась. «Милая! – кинулась она к ней. – Валидольчика  нет у тебя?» Нашлись и лекарство,  и водичка. Очухался дед.

 Махнули старички рукой на ЗАГС, на развод и потихоньку к вокзалу побрели. Около магазина бабка Настя вдруг остановилась, что-то покумекала и потащила деда  к дверям. В магазине она придирчиво оценивала продукты, корила продавщицу за высокие цены, просила показать ей одно, другое… При ней и Иван приосанился. По просьбе жены выбрал себе вино. На водку запрет! Сумку несли вдвоем, растянув ее за ручки. И торчала из нее палка колбасы – праздничный продукт в знак примирения.

            Подшутил

Зазвенел телефон, и бабушка Клава поспешила на его нетерпеливый зов. «Клавдия Ефимовна, вы получили поздравление от президента России?» «Да, да, спасибо», -  радостно подтвердила бабулечка. «Владимир Владимирович хочет с вами поговорить», - строго сказали в трубке. Бабушка замерла: «Неужто правда?» Но ведь прислал же ей президент открытку  со своей подписью, где обращается к ней как к знакомой, по имени-отчеству. И тысячу рублей выделил в честь праздника.

 Трубка прошуршала,  и из нее раздался торопливый голос Путина: «Клавдия Ефимовна, я поздравляю Вас с Днем Победы!» «Президент» сделал паузу. А бабушка Клава, осчастливленная возможностью самому Путину поведать о наболевшем, заговорила быстро, взволнованно, со слезами в голосе: «Владимир Владимирович! Мой брат Алексей в 1941 году на фронт уходил. Молодой, красивый. Оставил беременной молодую жену, дом  да поле не паханное. Мы, девчата в тот день зерно на быках возили. Алексей меня окликнул: «Сестренка!»  Я к нему подбежала и залилась слезами. Билось в сердце отчаяние: «Ты его больше не увидишь». Через полгода  получили известие: «Пропал без вести». Так и живем с этим безвестием. «Может быть, можно что-нибудь узнать о моем брате, Владимир Владимирович?» - бабушка всхлипнула, судорожно вздохнула и продолжала:

 «А внук мой в Чечне воевал, награжден «Орденом Мужества»,  ранен, живет с семьей на съемной квартире. Помогите им, пожалуйста, свой уголок обрести. Да не посылайте наших ребят на чужую сторонушку кровь проливать. За них деды сполна отвоевали, отстрадали на сто поколений вперед. Пусть народ хоть немного в мире поживет.  А еще, товарищ президент, колхозникам помочь надо, а то останется земля бесхозной, брошенной. Не простят нам этого солдаты, землю нашу защищавшие».

  Бабушка Клава замолчала, подула в трубку, огорчилась: «Что-то связь прервалась. Не договорили мы с президентом».

Мы посмотрели друг на друга – ясно было: кто-то разыграл нашу бабушку, но, видно, самому шутнику стало стыдно, когда полились в ответ неизбывная искренняя боль и материнская забота обо всем и обо всех.

 «Все это было бы смешно, когда бы  не было так грустно».


Добавить закладку

Добавить комментарий

Требования к комментариям на сайте окувандык.рф


Уважаемые пользователи! В связи с возросшей нагрузкой на сервер на сайте включена предварительная модерация комментариев.


Анти-спам: выполните заданиеJoomla CAPTCHA
Баннер
Баннер
Яндекс.Метрика

Последние комментарии


Мы в соцсетях

Мы в Инстаграм

Баннер

Бесплатные объявления